Девальвация с человеческим лицом

1

Казахстан ослабил тенге с обещанием гражданам компенсировать потери наличными

Власти Казахстана заявили о вынужденном переходе Нацбанка страны к политике инфляционного таргетирования и отмене валютного коридора для тенге. За день тенге, удерживавшийся с 2013 года на текущих уровнях, девальвировался более чем на четверть (с 188,38 тенге/$ до 255 тенге/$). Отказ от таргетирования курса тенге после девальвации юаня, а ранее рубля был вопросом времени. Гораздо более необычно заявление президента Казахстана Нурсултана Назарбаева о готовности компенсировать в 2016 году текущую девальвацию по банковским депозитам физлиц на сумму до 1 млн тенге ($5,3 тыс.) и целевым накоплениям в Жилстройсбербанке.

Нацбанк Казахстана вчера объявил о смене денежно-кредитной политики: режим курсового таргетирования в коридоре для тенге меняется на режим инфляционного таргетирования. Таким образом, Казахстан спустя шесть месяцев после девальвации в РФ и через неделю после начала ослабления Народным банком Китая юаня перестал удерживать курс тенге. На бирже KASE курс в течение дня упал с 188,38 тенге/$ до 255 тенге/$, что соответствует девальвации нацвалюты на 26%. Правительственные структуры в Казахстане говорят о стабилизации курса в течение нескольких дней, аналитики предполагают при нынешних ценах на нефть падение тенге до условно равновесного уровня 300 тенге/$.

После начала девальвации рубля в ноябре 2014 года девальвационные ожидания в Казахстане были очень велики. Вчера помощник президента РФ Андрей Белоусов заявил о том, что «удивлен» тем, что Нацбанку Казахстана так долго удалось удерживать курс тенге. Ряд банков и обменных пунктов 20 августа прекратили обменные операции, но серьезного ажиотажа девальвация, по крайней мере пока, не вызвала: многомесячный период ожидания смены курса дал возможность физлицам в Казахстане и запастись валютой, и воспользоваться преимуществами дорогого тенге для покупок в России. Ожидаемо приостановили под предлогом переучета свою деятельность ряд компаний, торгующих строительными материалами, автомобилями, одеждой и мебелью. Часть компаний объявила, что будет распродавать складские запасы по действовавшим накануне ценам,— в частности, крупная ритейловая сеть «Мечта» (электроника и бытовая техника).

В отличие от России в ноябре 2014 года власти Казахстана в августе 2015 года прямо заявили о вынужденности смены денежно-кредитной политики. Президент страны Нурсултан Назарбаев на прошедшей вчера встрече с бизнесом, транслировавшейся национальными телеканалами, заявил: «Мы дали возможность, прямо скажем, нашим вкладчикам перевести свои тенге в валюту, ну и кто смог, тот понакупал в России дешевых товаров». В режиме валютного коридора Нацбанк Казахстана, по его словам, потратил в 2014-2015 годах на удержание курса тенге около $28 млрд ($10 млрд с начала 2015 года). «Курс будет определяться рынком. Надо прямо сказать, это вынужденная мера, другой альтернативы не было. Кризис всегда вносит свои коррективы»,— заявил глава государства.

И Нурсултан Назарбаев, и премьер-министр страны Карим Масимов, и глава Нацбанка Казахстана Кайрат Келимбетов во вчерашних выступлениях открыто акцентировали возможность административных репрессий в отношении структур, которые будут реагировать на происходящее вне заданных властями рамок (президент страны прямо заявил о необходимости борьбы с «провокаторами», которые захотят воспользоваться ситуацией). Так, Карим Масимов сообщил, что создана комиссия по контролю за ценами и этот вопрос будет предметом жесткого мониторинга, а Нацбанк подтвердил действие ограничений на обменные спрэды в рознице (порядка 1% номинального курса). Впрочем, господин Назарбаев вчера не только пообещал ускорить на год реформу оплаты труда в бюджетной сфере (декларировался рост окладов на 30-50% с января 2017 года, теперь это должно произойти в январе 2016 года). Правительству Казахстана поручено прямо компенсировать населению страны снижение курса тенге — на постсоветском пространстве это беспрецедентный шаг.

По словам Нурсултана Назарбаева, Нацбанку Казахстана поручено «внедрить механизм компенсации срочных депозитов физических лиц, которые были открыты в тенге по состоянию на 18 августа 2015 года, то есть позавчера берем». Речь идет о банковских депозитах физлиц на сумму до 1 млн тенге (86% депозитов физлиц в стране, 1,7 млн вкладчиков), номинал которых будет пересчитан по «додевальвационному» курсу. Условие, которое выдвинул президент Казахстана,— переоформление депозитов на спецсчета с запретом на снятие в течение одного года. Очевидно, что таким образом Казахстан намерен ослабить часть эффекта переноса и потенциальный всплеск инфляции в стране, перенеся последствия девальвации на 2017 год и позже. Вторая мера еще более серьезна: правительству страны поручено разработать механизм компенсации накопительных вкладов в государственном Жилстройсбербанке. Потенциальную нагрузку на консолидированный бюджет и суверенные фонды Казахстана по этим мерам пока сложно оценить (не объявлена даже приблизительная схема компенсаций и каналы поступления требуемых средств в банковскую систему), но она явно сравнима с потерями страной резервов в 2014-2015 годах.

При этом ожидания властей Казахстана по будущей экономической ситуации нескрываемо негативны. Карим Масимов вчера призвал бизнес и население адаптироваться к работе экономики Казахстана в течение четырех-пяти лет при цене основного экспортного товара страны (как и в РФ — нефти) на уровне $30-50 за баррель.